• Follow us

Мнения

Интервью / Алексей Навальный

М. Курников― Здравствуйте. Алексей Курников у микрофона. И вместе со мной в студии политик Алексей Навальный.

А. Навальный― Добрый вечер.

М. Курников― Алексей, что изменилось после Екатеринбурга? И изменилось ли что-нибудь?

А. Навальный― После Екатеринбурга, наконец, можно сказать всем нытикам, которые бесконечно ныли все 5 дней, я поддерживал, как мог, у меня очень много там друзей. В этом сквере было. Наш штаб в Екатеринбурге большую роль там, ну какую-то роль сыграл, по крайней мере.

М. Курников― Они начинатели этого?

А. Навальный― Там все начинатели. Наш штаб в Екатеринбург – это екатеринбуржцы, поэтому они вместе со всеми туда пришли и что-то делали. У них не было какой-то особой роли, но какая-то роль была и я очень горжусь тем, что люди из нашего штаба участвовали. Но все эти 5 дней, когда люди выходили по ночам, они ломали этот забор, они пытались распространять информацию, они боролись с мракобесами и лжецами со всех сторон. Были нытики и в Москве и Екатеринбурге, которые говорили: ну ничего не получится, ничего не случится. Сколько раз мы видели эти митинги. Второй день уже выходим, а представляете, ничего не добились. И вот они ныли и все эти Telegram-каналы ныли и рассказывали инсайды. Но получилось, добились же. Вышли раз, вышли два, проявили настойчивость и заставили федеральную власть и Путина самого сначала высказаться об этом, а потом придумать такую стратегию отступления, двухходовочка, они отлично понимали, что весь город против, но легитимизировали это через опрос ВЦИОМ. Сегодня озвучен. 77% против. И уже губернатор заявил, что мы уходим. Но мы здесь увидели пример того, как просто прямое давление людей и выход на улицы меняют политическую ситуацию. Люди добиваются успеха.

М. Курников― Переломный момент был именно слова Путина.

А. Навальный― Переломный момент был — ломка забора. Он был в первый день, был во второй день. Слова Путина – это уже реакция на то, что они понимали, что нужно как-то, что называется, включить заднюю. Путин бы ничего не стал говорить или наоборот, сказал бы, в принципе он сказал бы только ту часть, которая прозвучала. А что же плохого в церквях. Давайте строить церкви. А может быть сквер построим в другом месте. То, что он обычно говорит. Но они сначала очень долго игнорировали эту ситуацию, было полное молчание, как вы знаете по федеральным каналам. А потом, когда уже нужно было что-то решать, вот Путин уже вылез из своей кроватки, надел халатик, тапочки…

М. Курников― Неправда. Он был в костюме, я видел.

А. Навальный― Потом надел костюм постепенно, вышел к микрофону и сказал эти вещи. В тот момент они уже проиграли. А люди победили.

М. Курников― Почему там получилось? Почему до этого не получалось, а вдруг в каком-то Екатеринбурге из-за какого-то сквера дали заднюю.

А. Навальный― Совокупность факторов. Особая политическая культура Екатеринбурга, она, безусловно, есть…

М. Курников― Может просто вопрос не важный.

А. Навальный― Наоборот вопрос очень важный. Вопрос очень важный, вроде бы казалось какая-то мелочь. В Москве скверы уничтожают ежедневно, и мы видим, есть и конфликты, драки, избиения. Такие же ЧОПовцы прибегают. Между прочим, есть подобные конфликты вокруг этой программы строительства церквей, которая тоже встает очень часто в скверах и парках. Но такого накала не было. Тысячи людей в Москве не приходили. Для Екатеринбурга несанкционированная акция, на которую приходит несколько тысяч человек и остаются там всю ночь – это очень акция большого масштаба. Особая политическая культура, возмущение цинизмом, наглостью и лицемерием. Потому что все отлично понимали, что вот этот набор людей, которые с православным крестом наперевес учат нас жизни, духовности и морали, они на самом деле отъявленные жулики, мерзавцы и никакие не православные. Просто люди… Какая-то настойчивость, была группа настойчивых людей, они и победили.

М. Курников― Почему в Москве штаб Алексея Навального не поддерживает такие протесты против строительства храмов?

А. Навальный― Мы не поддерживаем протесты, потому что там храмы. Нет такой ситуации, я мониторю: ога, где-то строится храм. Немедленно выпускам группу немедленного реагирования.

М. Курников― Но вы сами перечислили, что есть такой типа протеста. Сквер или храм.

А. Навальный― Был протест против уничтожения сквера, в Москве есть такие же конфликтные ситуации, когда просто решили забрать у людей сквер и построить там неважно что. Храм или многоэтажное здание. Все подобные протесты, так или иначе, наш штаб поддерживает. И я стараюсь информационно поддерживать. Я в этой студии много-много раз был в качестве председателя комитета защиты москвичей… вместе с Сергеем Митрохиным… исполнительного секретаря комитет защиты москвичей, который только таким и занимался. И в этом смысле все подобные конфликтные точки я ножками обошел еще много лет назад. Их появилось…

М. Курников― Но чтобы так 6-7 тысяч выходило…

А. Навальный — 6―7 тысяч – такого не было, конечно, в Москве ни  разу.

М. Курников― Почему? Почему там так, а здесь нет.

А. Навальный― Ну потому что, как я сказал, сложились обстоятельства. Во-первых, это действительно посмотрите, большой сквер в центре города. Во-вторых, этот храм, который пытаются поставить там, его уже несколько раз пытались впихнуть в неподходящие для этого места. Проект огромный и очень уродливый. Как я уже сказал, политическая культура. Политику в Екатеринбурге задавили не так давно. Там, собственно говоря, совсем недавно был мэр, честно избранный и независимый от власти человек. Поэтому там есть политическая культура. Ну, вот так сложились обстоятельства и звезды. Урал. Урал рулит, молодцы. И в этом смысле не то что я завидую, — я горжусь. Ну а что Урал, к этому тоже имею какое-то отношение.

М. Курников― Раз мы заговорили об Урале и Екатеринбурге, давайте о вашем соратнике из этого города — Леониде Волкове, который сейчас ожидает приговора.

А. Навальный― Который на скамье подсудимых. Хотя на скамье подсудимых должен сидеть судья Муссакаев, который и меня сажал на 30 суток. И уже половину ФБК сажал под арест. Действительно ситуация совершенно вопиющая. И вы знаете, я могу сказать лично от себя. У меня даже вызывает легкое раздражение, когда сейчас заходишь в фейсбук и читаешь огромное количество постов о возможности взаимодействия с властью или степень взаимодействия с властью. Насколько можно быть коллаборационистом. И одновременно с этим, ну вот думаешь, вот проблемы первого мира что называется, потому что в реальной жизни Волкова просто останавливают, он на такси едет на работу, останавливают в 6 утра, волокут в полицию. Предъявляют ему участие в митинге, который произошел в сентябре прошлого года. Несколько раз меняют статьи, говорят, что он, это дословно, обвинение, которое ему вменяют: он вел интернет-трансляцию и это стало причиной того, что один из митингующих повредил Тойоту-Камри, автомобиль, расположенный на Тверской. Из-за этого Волкова сейчас посадят на 30 суток.

М. Курников― Ну потому что он призывал прийти.

А. Навальный― Значит его посадят, потому что они боятся умного голосования. Его посадят, потому что они боятся и им не нравятся те люди, которые выступали против повышения пенсионного возраста.

М. Курников― Его посадят еще и потому, что он вернулся в Россию.

А. Навальный― Да. Его посадят, в том числе потому что…

М. Курников― Вы же знали, что с ним так может быть. Почему он вернулся?

А. Навальный― Что значит — почему он вернулся? Никогда не стоял вопрос о том, что он уедет. Волков – российский политик. Волков играет важнейшую роль в системе наших штабов. Он уехал учиться, он вернулся.

М. Курников― На довольно долгий срок.

А. Навальный― На довольно долгий срок.

М. Курников― Сколько: год, два?

А. Навальный― Год где-то. И никогда не стоял вопрос о том, что он уедет. Он активно здесь работал. И вернулся сюда активно работать.

М. Курников― Но вы знали, что скоро истекает срок его привлечения к ответственности.

А. Навальный― Он истек. По закону вот этот продленный срок привлечения к административной ответственности  — год – он истек. Они его сейчас в теории могли только оштрафовать. Но Волков не глупый же человек, он мог вернуться на месяц раньше. Но мы так прикинули, что он сейчас вернется, и его посадят на два месяца. А если он вернется после майских праздников, его только оштрафуют. Но закон-то для этих людей не означает ничего. И они абсолютно вот сейчас беззаконным порядком вменяют ему статью, по которой его на месяц можно посадить. И это уже за гранью, скажем так, привычного формата беззакония.

М. Курников― Что будет, если Волкова задержат сейчас. И если его будут держать 20 суток.

А.Навальный: В целом общество махнуло рукой на системную журналистику и традиционную журналистику

А. Навальный― Ничего не будет, будет Волков сидеть и читать книжки. Мы будем работать. Чего Волков первый раз что ли сидит под арестом.

М. Курников― Но он мог, в общем, из-за границы работать. Я вот не понимаю просто, зачем рисковали близким соратником …

А. Навальный― О’кей. С этой точки зрения у меня вопрос ко всем людям, которые в студии «Эхо Москвы»: а чего же вы из Риги эфир не делаете или еще откуда-то. Волков – российский гражданин. Житель, между прочим, Екатеринбурга. Как вы уже сказали. Российский политик. И выступает за интересы российских граждан. Делает это из России. Его за это сажают, ну потому что власть несправедливая, и она сажает нормальных честных людей. Он сидел много-много раз, отсидит честно еще один раз. И наша структура штабов, нам будет сложнее работать без него, но мы будем работать и без него.

М. Курников― Мы сделаем небольшую паузу и продолжим говорить с Алексеем Навальным.

РЕКЛАМА

М. Курников― В студии Алексей Навальный, который спрашивает, что там пишут люди. Видите, как интересно. На всякий случай скажу номер +7-985-970-45-45. Вы сказали о коллаборационизме. Такая больная тема фейсбука последних дней. А где грань допустимого сотрудничества и не сотрудничества. Для вас.

А. Навальный― Это больная тема для фейсбука. Для меня это вообще ни секунды никакая не больная тема. Вот сейчас 2019 году нет никакой грани коллаборационизма. Если ты понимаешь, что это в любой грани многогранности коллаборационизма, значит нельзя в этом участвовать. Прямо сейчас не только же Волков сидит на скамье подсудимых, но, например, один из руководителей «Голоса» Роман Удот, сейчас в Химкинском суде. Его судят, он в наручниках. Его привели. Почему его судят? – потому что за ним много недель подряд ходила съемочная группа НТВшников, его провоцировала. Просто задирала целыми днями. Один раз у него не выдержали нервы, он вырвал у этой корреспондентки в кавычках телефон, отдал потом этот телефон в полицию. Так сейчас его арестовывают, сажают под домашний арест. И мы понимаем, что это самая настоящая мерзкая гнусная провокация негодяев, которые сидят у власти. И эти негодяи все они, там не существует уже людей немножко получше, немножко похуже. Ну, наверное, с кем-то из них приятнее разговаривать, с кем-то неприятнее. Но они все часть этой власти. И сотрудничать с ними в 2019 году нельзя ни в каком виде, работать на них, политически поддерживать их… Ну, вы можете работать учителем школы.

М. Курников― Участвовать в выборах президента РФ — это сотрудничать с ними или нет?

А. Навальный― Я участвовал, пытался участвовать в выборах президента РФ. Потому что боролся с ними. Но мы же говорим про коллаборационизм. Про коллаборацию. Оказывать им политическую поддержку…

М. Курников― Что это такое?

А. Навальный― …работать в политических структурах. Так или иначе, оказывать им политическую помощь, решать за них вопросы.

А.Навальный: Мы категорически против электронного голосования, которое организуется вот здесь на выборах в Мосгордуму

М. Курников― Быть членом КПРФ или ЛДПР и быть депутатом…

А. Навальный― Вы не сотрудничаете, нет. Вы член, может быть, системной партии, но вы не являетесь человеком, который решает много вопросов для Кремля. А если вы идете на выборы московские от «Единой России» или якобы от «Единой России», будучи человеком в списке Собянина или тем более вы доверенное лицо Собянина или Путина, вступаете в какие-то ОНФ и так далее, в политические структуры, созданные для того чтобы поддерживать власть. То вы самый такой коллаборант худшего вида.

М. Курников― Я просто хочу понять. То есть эти партии настоящие. КПРФ, ЛДПР, что там — «Справедливая Россия». Они настоящие политические структуры и они борются с властью. В вашей картине.

А. Навальный― Они настоящие политические структуры, они борются с властью, безусловно, они системные партии, они зависят от власти. Там много довольно неприятных людей. Очень продажных, они сотрудничают с властью, они занимаются какой-то коллаборацией. Но все равно в целом это не «Единая Россия». Это люди, которые, так или иначе, оппонируют власти. Часто очень трусливо, но оппонируют. Мы видим, что когда кандидаты от этих партий системных трусливых и так далее побеждают в регионах на губернаторских выборах, они сталкиваются с довольно серьезным противодействием. Посмотрите, что сейчас происходит с губернатором Хакасии. Этим молодым Коноваловым. Его же там просто уничтожают. Через федеральные СМИ. Хотя казалось бы, вполне себе системный чувак.

М. Курников― Получается те, кто участвовал в выборах, кто был допущен до выборов президента, они как раз действительно боролись с Владимиром Путиным.

А. Навальный― Не все. Но если вы боролись с Владимиром Путиным, это же не просто участие в выборах.

М. Курников― Не знаю, я вас спрашиваю.

А. Навальный― А я вам разъясняю. Борьба с Владимиром Путиным заключается в первую очередь в том, что вы выходите на трибуну, положенную вам и рассказываете о коррупции Владимира Путина, о коррупции окружения Владимира Путина. Рассказываете о деградации страны, о том, что невозможно 20 лет удерживать власть. Вы называете вещи своими именами. Черное — черным, белое – белым.

М. Курников― Почти против каждой могу поставить галочку и сказать, что Ксения Собчак, например, это делала.

А. Навальный― Вы сказали очень важное слово – «почти».

М. Курников― Я просто не могу быть уверен. Ну, 99%.

А. Навальный― Максим, вы можете быть уверенным и вы отлично все знаете.

М. Курников― Я ничего не знаю.

А. Навальный― Потому что не было там ни персональной критики…

А.Навальный: Федермессер будучи доверенным лицом Собянина, поддерживает его бюджет, который больше тратится на благоустройство, чем на здравоохранение

М. Курников― Была.

А. Навальный― Ни упоминания о коррупции. Не было ничего.

М. Курников― По-моему, было.

А. Навальный― Вы отлично знаете. Зрители Ютуба видят вашу улыбку и понимают, что вы это все говорите для полемического задора.

М. Курников― Нет, что вы.

А. Навальный― Там не было ключевых вещей, которые должны быть сейчас частью политической дискуссии.

М. Курников― А что ключевое?

А. Навальный― А именно: персональные обвинения против Владимира Путина, потому что он заслуживает персональных обвинений. Он совершал персонально преступления против страны. Он персонально замешан в коррупции.

М. Курников― Если мне на муниципальном или региональном уровне не интересно, что делал Путин, что делал Навальный. Я хочу выбрать того, кому я доверяю здесь. Почему я не могу голосовать за кого-то, кто идет от ОНФ условно.

А. Навальный― Да вы можете голосовать за кого угодно. Вы свободный человек. Вы же не в «Игре престолов»…

М. Курников― Но вы призываете сняться тех, кто выдвигается.

А. Навальный― Я призываю сняться тех, кто выдвигается. Некоторых. Потому что мы считаем, что «Единой России» в Московской городской думе очень много. Там больше 80%. Это не отражает политических пристрастий москвичей. Поэтому наша вся система умного голосования так называемая, она стремится к тому, чтобы разрушить монополию «Единой России».

М. Курников― Разве это не цель, чтобы в 43-м округе, например, не было ни одного кандидата от «Единой России». Официально.

А. Навальный― Что значит – официально?

М. Курников― Официально не будет ни одного.

А. Навальный― Мы же с вами стараемся быть умными людьми, это умное голосование. Умное голосование предполагает, что мы можем понять, где «единоросс» и где замаскированный «единоросс». Если в округе не идет кандидат от «Единой России», все равно висит везде в каждой школе, в каждом детсаду, в каждой поликлинике висит портрет какого-то не члена «Единой России». Мы понимаем, что это и есть «единоросс». Значит в Москве особенно в центральных округах, на юго-западе, на севере Москвы, где много продвинутой публики, которая оппозиционно голосует, там нигде не пойдет человек, у которого прям будет написано: член партии «Единая Россия». Но там везде как я уже сказал, в каждой школе и поликлинике будет висеть радостно улыбающееся лицо главврача, как вы предлагаете мне в 43-м округе или проректора ВШЭ. Как будет в округе Яшина и так далее. Некие такие вроде бы приличные люди не «единороссы», но они все идут по списку Собянина. Они все пользуются админресурсом. В их пользу будут делаться фальсификации.

М. Курников― Еще раз. У вас цель — чтобы не было «Единой России». Там не будет официально «Единой России».

А. Навальный― Сейчас в Мосгордуме сидит такая фракция, она называется «Моя Москва». Там, по-моему, 12 или 15 человек они не члены «Единой России».

М. Курников― Это же и есть ваша цель.

А. Навальный― Но это же филиал «Единой России». Наша цель не формализм, наша цель – политическая суть. Политическая суть заключается в том, что мы хотим, чтобы в Мосгордуме были независимые депутаты. Это означает, что они не должны быть подчиненные Собянину.

М. Курников― Вот если на примере ГД, ну какие, чем отличается депутат от «Справедливой России» от депутата «единоросса»?

А. Навальный― Сильно отличается.

М. Курников― Чем?

А. Навальный― Послушайте, понятно, что разные там есть. Но если вы мне скажете, что депутат Рашкин и депутат Толстой один коммунист, другой «единоросс» это одно и то же, я вам скажу: ну, конечно, нет. И так далее. Они очень разные. Повторюсь. Кто-то трусливый, кто-то смелый.

М. Курников― Вы умеете разбираться в этих сортах.

А. Навальный― Я умею.

М. Курников― В сортах депутатов. Но я честно не понимаю, чем это реально мешает тому же Владимиру Путину проводить те законы, которые ему нужны.

А. Навальный― Если бы «Единая Россия» потеряла бы большинство, то ему было бы гораздо сложнее проводить законы. Они для чего делают фальсификации. Смотрите, если, по-вашему, коммунисты и «Справедливая Россия» и так далее настолько подконтрольны, зачем же тогда выборы-то фальсифицировать.

М. Курников― Я надеюсь, что этого не происходит.

А. Навальный― Вы надеетесь… Максим, вы работали долгое время в Башкирии. Вот понимаете, фальсификации на выборах это все, что вы видели в ходе выборов. И больше ничего. Потому что в вашей родной Башкирии выборов нет, а есть только одна фальсификация.

А.Навальный: Владимир Путин совершал персонально преступления против страны. Он персонально замешан в коррупции

М. Курников― Вы помните даже. Тем не менее, я знаете, что хочу понять. Вот вы говорите: дорогая Нюта, снимись, пожалуйста, с выборов. Почему…

А. Навальный― Мне кажется, не все слушатели понимают вообще контекст нашего разговора.

М. Курников― О вашем письме много говорили. Но если вы хотите что-то уточнить — уточняйте. Вы попросили снять. А что вы даете взамен ей. Просто это попытка договориться я так понимаю. Или ультиматум.

А. Навальный― Нет, это конечно не ультиматум. Как я могу ставить ультиматумы.

М. Курников― То есть попытка договориться.

А. Навальный― Нюта Федермессер работает главврачом в Москве. И поэтому ультиматум ей может поставить ее работодатель Сергей Семенович Собянин или начальник департамента здравоохранения. Мой призыв к ней, потому что она все-таки в двух ипостасях существует: как главврач и просто как человек. И я не только к ней обратился, просто она самый яркий такой человек. Есть люди, вот я уже сказал…

М. Курников― В письме вы обращаетесь прямо к ней.

А. Навальный― В письме я обращаюсь к ней. Но по округу Яшина идет проректор ВШЭ. И лицом этого проректора уже завешаны даже магазины этого округа. Магазины заставляют вешать радостный портрет проректора, вполне себе либерального учреждения. И я к этим людям обращаюсь и говорю: не участвуйте в этой гадости. Не помогайте «единороссам». Потому что вам кажется, что вы можете одновременно и быть частью этой политической кампании, и остаться приличными людьми. Но нет.

М. Курников― Если вы хотите договориться, что вы предлагаете взамен?

А. Навальный― Я предлагаю взамен остаться приличным человеком. Вот что я предлагаю взамен.

М. Курников― А кто решает. Вы решаете, кто приличный, кто нет.

А. Навальный― В этой ситуации это мое мнение и как вы, наверное, видели, коль вы следите за обсуждением в фейсбуке, не только мое мнение. Это мнение какого-то количества людей, в том числе ее больших друзей, сторонников, соратников, волонтеров и так далее.

М. Курников― Но и многих ваших сторонников это письмо тоже наоборот разочаровало. А если это попытка договориться, то хотя бы спросить: а что вы хотите, Нюта, какие законы провести. Мы включим в свою программу. Вот это попытка договориться.

А. Навальный― В этом вообще нет проблемы. Потому что я вам могу сказать, что Соболь, которая идет тоже по 43-му округу предлагает в области реформ и здравоохранения гораздо идти дальше по пути Нюты, чем прошла сама Нюта. Потому что, будучи доверенным лицом Собянина, Федермессер поддерживает бюджет Собянина. А бюджет Собянина таков, чтобы вы знали, чтобы слушатели знали, что на благоустройство в Москве мы тратим больше, чем на здравоохранение. Вот Соболь предлагает на здравоохранение больше, значит и на хосписы больше, и на паллиативную медицину больше.

М. Курников― В письме этого нет.

А. Навальный― В письме этого и не должно быть. Письмо о другом.

М. Курников― Если письмо это попытка договориться, то я не понимаю, что вы предлагаете…

А. Навальный― В этом смысле это и есть политическая дискуссия. Я предлагаю простую вещь. Это не попытка договориться…

А.Навальный: Если вы идете на выборы московские от «Единой России», то вы коллаборант худшего вида

М. Курников― Попытка не формально, не публично договориться была?

А. Навальный― Это не предмет торга.

М. Курников― Еще раз. Поговорить не публично попытка была или нет?

А. Навальный― Пусть разговаривает, она же звонила Соболь, она разговаривает с какими-то еще другими людьми. Я не знаком даже с ней. Я не хочу ни с кем участвовать в каком-то торге, обсуждении. Я занимаюсь публичной политикой. И я выражаю свое…

М. Курников― Вы выше этого.

А. Навальный― Я не выше этого. Просто у меня другая профессия. Участвовал бы я непосредственно в выборах – я, может быть, там с кем-то договаривался. Но здесь я действую не в интересах кандидатов, а в интересах москвичей. И обратился к ней и ко всем остальным продолжаю обращаться. Тем людям, которых мэрия будет использовать как приличных людей для того, чтобы подлатать свою «Единую Россию». Я призываю: не участвуйте в этом.

М. Курников― Выдвигать Соболь в округе, где есть Митрохин – это умное голосование?

А. Навальный― Во-первых, вы неверно совершенно сформулировали. Уже Сергей Сергеевич Митрохин звучал в этом эфире. Потому что я долгие годы с ним работал и, работая с ним долгие годы…

М. Курников― Вы однопартийцами были.

А. Навальный― Не просто был однопартийцем, я вместе с ним в комитете защиты москвичей, я был его ближайшим соратником и сейчас мы с ним в прекрасных я надеюсь, отношениях находимся. И я много раз помогал Сергею Сергеевичу Митрохину баллотироваться, он всегда ходил по северо-востоку Москвы. Он участвовал за последнее время 7 или 8 раз в выборах, всегда ходил по северо-востоку, к сожалению, все разы проиграл и в целом партия «Яблоко» не выиграла ни одних одномандатных выборов, наверное, с 2003 года. Поэтому…

М. Курников― В 2005 году они все-таки прошли…

А. Навальный― По списку. Одномандатником не был избран никто. Включая Митрохина. Поэтому я хорошо отношусь к Митрохину, он всегда ходил по северо-востоку. Я желаю ему удачи, если он все-таки пойдет по северо-востоку. Но, к сожалению, понимаете, он участвует в выборах 20 лет. Ни разу не выиграл. Давайте подождем 25.

М. Курников― Выигрывал.

А. Навальный― Одномандатный округ – никогда.

М. Курников― По списку.

А. Навальный― Это разные вещи.

М. Курников― Мы сейчас сделаем паузу. После паузы вернемся в студию.

НОВОСТИ

М. Курников― Продолжаем говорить с политиком Алексеем Навальным. А почему вы не хотите мне и таким как я давать право голоса в Москве? Людям, которые имеют временную регистрацию. И приехали работать, здесь живут и будут жить в ближайшие 5 лет.

А. Навальный― Вы меня перепутали с С.С. Собяниным. Я абсолютно выступаю за то, чтобы люди, которые живут в Москве, могли здесь голосовать, и Европейская хартия самоуправления об этом прямо указывает. Это же город на самом деле. Просто в Москве он признан субъектом федерации, поэтому это субъектовые выборы так называемые. А в любом другом городе это были бы просто обычные местные выборы, где даже иностранцы могут голосовать.

А.Навальный: В Москве скверы уничтожают ежедневно, есть и конфликты, и драки, и избиения

М. Курников― Я видел, как ваши сторонники говорили, все понятно, нагонят туда, нельзя этого допускать.

А. Навальный― Это разные вещи. Например, мы выступаем в целом за электронную демократию, прямое голосование, но мы категорически против электронного голосования, которое организуется вот здесь на выборах в Мосгордуму.

М. Курников― Вы консерватор.

А. Навальный― Я не консерватор. Я просто против фальсификаций. Знаете что…

М. Курников― Почему вы думаете, что это фальсификации?

А. Навальный― Я не думаю, Максим. Я знаю.

М. Курников― Так нельзя.

А. Навальный― Вот перед вами компьютер стоит, вбейте, пожалуйста – Московская городская дума. И вы увидите там портрет человека Горбунова, который фальсифицировал выборы в 2012 году. Нет же сомнений, что в 12-м году в Москве фальсифицировались выборы. Это все признали.

М. Курников― Я как журналист сомневаюсь во всем и всегда.

А. Навальный― Ну вот не сомневайтесь. А я как политик рассказываю вам, что не нужно сомневаться в этом. Он фальсифицировал в 7-м, в 8-м, в 12-м, в 13-м на моих выборах, в 15-м и будет фальсифицировать сейчас.

М. Курников― Но в итоге на московских выборах последние голосования проводились сравнительно чисто.

А. Навальный― Сравнительно чисто. По сравнению с вашей Башкирией может быть и чисто.

М. Курников― Всякое бывает. Ошибки бывают, в конце концов.

А. Навальный― Никаких ошибок не бывает. Мы видим и отлично понимаем и по той спешке, по которой принимается это электронное голосование, мы понимаем, что они, власть в целом будет бороться с непопулярностью «Единой России» в Москве двумя способами. Первый мы уже обсудили. Это выдвижение каких-то якобы не «единороссов». Независимых людей, которые будут идти при поддержке мэрии. А второе – просто фальсификации. И главным методом фальсификации будет электронное голосование.

М. Курников― Вы говорите о том, что против электронного голосования, потому что не доверяю компьютеру.

А. Навальный― Нет.

М. Курников― Ну почему в Эстонии работает, а у нас не будет.

А. Навальный― Я не доверяю электронному голосованию, потому что не доверяю людям, которые будут реализовывать. Я вам назвал даже фамилию этого человека.

М. Курников― У вас была ведь возможность как-то поучаствовать в организации. Насколько я знаю, вам предлагали.

А. Навальный― Это все е-рун-да. Никто там никому ничего не предлагал. Потому что мы до сих пор не видели схемы электронной организации. Есть просто слова: электронные выборы. Вы можете прочитать законопроект, и там нет ничего о том, как это будет организовано. Ничегошеньки. Если нас звали и говорят, давайте мы обсудим, но уже все принято, ну чего нам обсуждать.

М. Курников― Я просто не понимаю, почему я должен был верить вам, когда вы призывали меня голосовать электронно на выборах в координационный совет оппозиции. А теперь я должен снова верить вам, когда вы говорите: а вот эти подделают.

А. Навальный― Есть ответ на ваш, Максим, вопрос. Потому что когда я вас призывал участвовать на наших выборах электронных в координационный совет оппозиции, у нас была аудированная система и программисты могли смотреть исходный код.

М. Курников― Который потом…

А. Навальный― Это были живые люди, которые голосовали. Все равно это были живые люди, которые набежали и проголосовали. Но там не было никакого вмешательства и мы могли это доказать тем людям, которые хотели посмотреть код. Если вы сейчас захотите посмотреть код и внутренности электронного голосования, вам скажут, извините, Максим, доверяйте нам, мы вам ничего не покажем.

М. Курников― Если вам покажут внутренности?

А. Навальный― Вот покажут, тогда и поговорим.

М. Курников― Тем не менее, за электронным голосованием будущее или нет?

А. Навальный― За электронным голосованием в целом за прямой демократией, конечно, будущее. К сожалению, такие извращения, которые сейчас есть в Москве, приводят к тому, что дискредитируются идеи электронного голосования. Вот вы посмотрите, после 9 сентября будут скандалы с этим электронным голосованием. И идея электронного голосования будет дискредитирована еще на сколько-то лет вперед.

М. Курников― А ваши сторонники же там по идее.

А. Навальный― Где?

М. Курников― Ваши сторонники, они хотят голосовать именно таким образом.

А. Навальный― Мои сторонники, наши сторонники, я уверен, огромное количество радиослушателей хочет голосовать таким образом, но система электронного голосования в Москве делается для того, чтобы 600 тысяч работников московского ЖКХ, всех дворников киргизов и так далее загнать туда, взять у них карточки и проголосовать…

М. Курников― Что вы имеете против киргизов…

А. Навальный― Против киргизов я не имею ничего. Я просто знаю, что есть определенные группы людей, которым было дано российское гражданство. Они находятся в рабском положении по отношению к мэрии Москвы. С них соберут вот эти карточки, зарегистрируют в электронном голосовании, и они дружными рядами пойдут голосовать за «Единую Россию». Голосовать — в кавычках. Потому что за них проголосует Сергей Собянин.

М. Курников― Вы против прогресса, который не можете контролировать. То есть если вы не можете контролировать чистоту эксперимента, то…

А. Навальный― Это не является ни экспериментом, ни прогрессом. Это является фальсификацией и подготовкой фальсификации. Если бы вводилось электронное голосование, ну давайте введем его на федеральном уровне. Давайте будем обсуждать, извините меня, у нас лаг от того, как Элла Памфилова сказала, что электронное голосование невозможно, оно противоречит федеральному законодательству, до того как Совет Федерации, по-моему, сегодня одобрил этот закон, уже принятый во всех трех чтениях, прошло уже сколько – 2,5 месяца. Его протолкнули, потому что Собянин пришел в Кремль и сказал: не будет системы фальсификаций, мы проиграем все округа. Вот поэтому…

М. Курников― Вы знаете, что он так сказал.

А. Навальный― Да я з…

М. Курников― У вас там есть люди свои, которые вам рассказывают, я не понимаю.

А. Навальный― Максим, я в начале этой передачи сказал, что Волкову дадут 20 суток. Ему дали 20 суток?

М. Курников― Все понятно.

А. Навальный― Потому что я знаю эту власть. Они жулики и воры, и я знаю все их ходы наперед. Потому что наблюдаю за ними уже много лет.

М. Курников― Я напомню, что Алексей Навальный в студии, у которого есть явно какое-то знание про Кремль.

А. Навальный― Про повадки Кремля.

М. Курников― Я хочу вас спросить про Зеленского.

А. Навальный― Про Волкова меня спросите. Ему дали 20 суток.

М. Курников― Про Волкова мы говорили уже сейчас. Хочу спросить про Зеленского. Вы себя в нем видите как-то. Вы примерно политик того же типа. Или нет?

А. Навальный― Это довольно странно, сложно и мне кажется, бессмысленно сравнивать. Потому что разные страны, разная политическая ситуация. Конечно, само происхождение политическое у нас абсолютно с ним разное. Можно проводить какие-то параллели, потому что он никогда не был профессиональным политиком, а я не был частью истеблишмента какого-то политического. Официозного. Но все равно это будет очень и очень натянутое сравнение. Поэтому нет. Я не отношусь к нему плохо, я с интересом слежу за тем, что он делает. Я надеюсь на лучшее на Украине, но мне кажется, очень мало общего.

М. Курников― Но поколенчески…

А. Навальный― Поколенчески – наверное, да.

М. Курников― По взглядам.

А. Навальный― Очевидно, что поколенчески я ближе к нему, чем к Порошенко. И очевидно, что в плане каких-то культурных кодов и всего такого, он мне ближе. Но это неважно с точки зрения политики. Я бы очень хотел, чтобы я оказался близок к Зеленскому, Зеленский оказался близок ко мне. Скорее в плане нетерпимости коррупции, например. Потому что мне кажется, украинское общество в первую очередь требует от него борьбы с коррупцией. И изменения в этом направлении. Он много чего сказал, он породил достаточно большие ожидания. Вот мы увидим в ближайшее время.

М. Курников― Спрашивают, очень много вопросов про то, что происходит в «Коммерсанте» и про вашу позицию. Почему она выглядит как – «падающего – толкни».

А. Навальный― Знаете, что для меня самое досадное в ситуации с «Коммерсантом» и тем, что очередное проявление цензуры привело к тому, что ушли 11 человек. Я восхищен, без всякой иронии сарказма говорю. Восхищен их поступком. Я плохо относился к этим людям…

М. Курников― В мемах сейчас появится: но…

А. Навальный― Слушайте. Они были журналистами подцензурного издания. Они облизывали своего Усманова и работали на него. Ни один из них не был достаточно смел, чтобы прийти ко мне на суд, когда Усманов меня судил за фразу, что в «Коммерсанте» есть цензура. Но хорошо, они были такими. Но сейчас в результате некого бунта или просто смелого жеста или жеста отчаяния, они встали и вышли. Я этот жест очень уважаю и очень ценю. Поэтому совершенно нет такого «падающего – толкни», я очень разочарован тем, что знаете ли, я все-таки слежу за журналистикой, это близкая мне сфера. И я когда весь этот скандал случился, каждое утро просыпался, думаю, сейчас прочитаю, что там интересного написано на эту тему. А ничего не написано. В целом это абсолютно маргинальная тема, никому не интересная. Что говорит о том, что в целом общество махнуло рукой на системную журналистику и традиционную журналистику. И никому даже неинтересно, что у них там происходит. Это очень печально.

М. Курников― Но очень спорное утверждение на самом деле. Что общество махнуло рукой на журналистику. Но это ваше «Особое мнение».

А. Навальный― Я уже сказал, вот эту системную журналистику. Безусловно, любые нападки на журналистов действительно независимых, они порождают каждый раз просто бурю обсуждения, за которым очень интересно следить и интересно в нем участвовать. А вот ситуация с «Коммерсантом» никакой бури обсуждения не породила вообще. Вот об этом я говорю. Люди в принципе уже не верят, что вот эти системщики, есть системные политики, есть системные журналисты, за ними интересно следить, их интересно поддерживать.

М. Курников― А для вас они тоже коллаборанты?

А. Навальный― Они работали в 2019 году на Усманова. На газету «КоммерсантЪ» и их главным редактором был какой-то просто хмырь с телеканала «Звезда». Это были просто, опять же не хочется «падающего – толкни»…

М. Курников― Но вы это делаете.

А. Навальный― Я просто говорю то, кто они были. Сейчас я их поступком восхищен. Они все-таки, вот они были-были, терпели-терпели, унижались-унижались, но все-таки встали и вышли. Оставшихся их коллег, жесткое слово, но я, конечно, презираю. Которые уже в этой ситуации взяли и не ушли вместе с ними, а остались. Но вот эти 11 человек ушедшие – молодцы. Да, молодцы. Но при этом я не собираюсь бегать за ними и кричать: ой, они герои. Они не герои.

М. Курников― Люди, которые в условиях возможностей тех, которые у них есть, делают по-настоящему важные вещи, пишут о пытках, о важных судебных процессах…

А. Навальный― Расскажите мне, Максим, какие же такие у них условия возможностей. Я не вижу, вот здесь я нахожусь на радиостанции «Эхо Москвы», и сколько раз здесь я был, я всегда говорил все, что хочу. И вроде бы ведущий журналист «Эхо Москвы» всегда спрашивал у меня то, что он хочет. Я не видел, чтобы вам приходилось это делать, разрывая на себе одежду или цепи или еще что-то такое. Так и в «Коммерсанте». У этих журналистов никто не стоял с пистолетом у виска. Они вполне себе благополучные упитанные люди с хорошей зарплатой. Они могли, может быть, жить немножко сложнее, но при этом оставаться честными людьми и писать правду. Они выбрали такую зону комфорта. Но я просто хочу сказать о том, что даже сейчас есть независимые издания, которые ведут непростую жизнь, но их, например, не сажают как нас, как Волкова за трансляцию в Интернете их не сажают на 20 суток. У них нелегкая жизнь, но они вполне себе нормально живут, говорят правду и получают за это зарплату. И «коммерсантовцы» могли так делать. Но они отказались.

М. Курников― Надеюсь, что не будут сажать, вы как будто призываете действующую власть…

А. Навальный― Не призываю.

М. Курников― Алексей, буквально минута. Вы сделали недавно…

А. Навальный― А если вас будут сажать, я буду вас защищать.

М. Курников― Спасибо. Надеюсь, что не будут. Вы сделали левый поворот недавно. И в риторике… Извините меня, профсоюзы. Разве это не левый поворот?

А. Навальный― Нет никакого левого поворота. Я совершенно не ощутил, не заметил. И не было никакого левого поворота. Я всегда говорил про коррупцию, про неравенство. И несправедливое распределение богатства. Наш профсоюз и вообще поддержка профсоюзов это именно об этом. Страна богатая, люди — бедные. Потому что богатство распределяется таким образом, что оно достается 2% населения. На самом деле 1% населения. Я хотел бы, чтобы люди, получающие, работающие люди требовали себе зарплаты немножко хотя бы больше. Хотя бы обещанные зарплаты.

М. Курников― Об этом уже как-нибудь в другой раз. Это был Алексей Навальный. До свидания.

А. Навальный― Спасибо большое.

Read More



Leave A Comment

More News

ХАЗИН.РУ

Жарко будет в сентябре (комментарии к геополитике и 2019-06-22 09:50:00

США. Дефицит счета текущих операций, 1 квартал: $134.4 2019-06-20 08:30:00

США. Недельные первичные обращения за пособием по безработицей: 2019-06-20 08:30:00

Вопросы есть, ответов пока нет... 2019-06-20 03:48:00Некоторое время тому наз

«Полный контакт»: с участием Михаила Хазина 2019-06-20 02:08:00

США. ФРС сохранила диапазон ставки по федеральным фондам 2019-06-19 14:00:00

США. Данные Минэнерго по запасам нефти за 2019-06-19 10:30:00Данные Минэнерго США по з

Перейти Рубикон 2019-06-19 06:34:00О смене экономической ре

Noblesse oblige-28: Или как компенсировать неудовлетворённое тщеславие 2019-06-15 08:25:00Довольно большое количе&

США. Деловые запасы, апрель: +0.5% прогноз: +0.5% 2019-06-14 10:00:00

США. Индекс потребительских настроений Мичиганского университета, июнь, предварительно: 2019-06-14 10:00:00

США. Производство в обрабатывающей промышленности, май: +0.2% м/м 2019-06-14 09:15:00

Горячие

Реплика Ореха : Мишка не сдох 2019-06-25 11:15:00Ведущие: Антон Орехъ Те&

Честный дом : Всеволод Баев, Дина Назарова 2019-06-25 11:00:00Ведущие: Всеволод Баев

Особое мнение : Григорий Явлинский 2019-06-25 10:08:00Гости: Григорий Явлинсl

Персонально ваш : Сергей Алексашенко 2019-06-25 08:08:00Гости: Сергей Алексашеl

Бизнес наизнанку : Изнанка работы отдела продаж 2019-06-25 06:13:00Гости: Антон Берсек Вед

Интервью : Нино Бурджанадзе 2019-06-25 03:43:00Гости: Нино Бурджанадзk

Гранит науки : Использование мобильного телефона роста «рога» 2019-06-25 01:24:00Ведущие: Марина Аствацk

Автомания : Завод Bentley 2019-06-25 01:24:00Ведущие: Егор Васильев &

Московские старости : 25 июня 1919 2019-06-25 01:24:00Ведущие: Сергей Сокуреl

Книжечки : Збигнев Херберт. Обновление взгляда. – М.: 2019-06-25 01:24:00Ведущие: Николай Алексk

Ну и денек : 25 июня 2019-06-25 01:24:00Ведущие: Лиза Аникина ,

Будем здоровы (экс-Мединфо) : Ученые нашли новые лечебные 2019-06-25 01:24:00Ведущие: Татьяна Лямзиl

Мировой

Фундаментальная формула экономики ( Иона Молчун ) New! 2019-06-25 13:11:31Экономику, в том виде, что 

В России репрессируют не только неверующих, но и 2019-06-25 12:06:11Уже очевидно, что если в Р

Чистое кафкианство ( soiz ) 2019-06-25 12:04:36Есть ли какой-нибудь смыс

Как низко мы пали (В отсутствие экономической науки 2019-06-25 11:59:47Замечания к тому, что проl

Доходам россиян не позволят вырасти ( Сергей Шелин ) 2019-06-25 11:08:35Путин не знает, сколько пl

Как историки-проституты обслуживают Шойгу ( Алексей Кунгуров ) 2019-06-25 10:58:40Скоро год, как я не смотрю 

Красный проект мечты и реальность ( владимир ульянченко ) 2019-06-25 10:24:22Глобальное проектирова&#

Кратенько об одном комплексе неполноценности, или о Дункане 2019-06-25 09:18:27Проблема всех хомячков в

Революция и “граничные условия“ ( Alexandr Bogatyryov ) 2019-06-25 08:46:56В физике и математике ест

Америка готовит доллар к девальвации ( РИА НОВОСТИ ) 2019-06-25 05:30:59МОСКВА, 25 июн — РИА Новости,

Нас около 145 миллионов. Это много или мало? 2019-06-25 05:30:31Это больше, чем население

Не надо бояться человека с гаджетом ( Олег Двуреченский/Красное 2019-06-25 04:57:06Вооружившись гаджетом, ч

"Ведо

Контроль контроля за контролем 2019-06-23 17:10:34Произвол полиции победи&

Простой советский патернализм 2019-06-23 17:09:53Социолог Карина Пипия о т

Угроза гостеприимства 2019-06-23 17:08:38Кремль изыскал в Грузии о

Трамп намерен потушить деньгами ближневосточный конфликт 2019-06-23 17:07:57Новая большая сделка пре

Почему путинской оттепели не будет 2019-06-20 17:47:22Правитель России не може

Что делать с неформальной занятостью в России 2019-06-20 17:47:00Без устойчивой системы с

Как россияне устали от внешней политики 2019-06-20 17:46:06Впервые с 2015 г. доля не интер

Ломаная прямая линия Владимира Путина 2019-06-20 17:45:49Президент показал, что зн

Когда нет суда 2019-06-19 17:37:12Суды в России привыкли бы

Как реформировать российскую наркополитику 2019-06-19 17:36:44Социолог Алексей Кнорре

Почему доклад о гибели Boeing не огорчил Москву 2019-06-19 17:35:44Международные расследо&#

Перевести без майдана 2019-06-19 17:34:50Прежде опробованные в ст


Disclaimer and Notice:WorldProNews.com is not responsible of these news or any information published on this website.